Духовное влияние Преподобного Сергия и императора Акбара на эволюцию народов России и Индии

Автор: | 14.11.2015

«Свет Утренней Звезды», № 5(98) от 30 декабря 2014 г.                   

«Туда, где народ ждет, Мы посылаем Наших избранных».
Озарение, Ч. II, VI, §3. 

«Люди, принявшие на себя Великое Служение, могут быть названы “Небесным Камнем”».
Напутствие Вождю, §144.

Обозначенная тема может показаться некорректной, соединившей в себе, казалось бы, несоединимые личности, верования, эпохи, национальные традиции, культуры и географические регионы мира. Действительно, различий, бросающихся в глаза людям, воспринимающим только внешнюю сторону истории и далеким от понимания внутренних исторических процессов, довольно много. Что уж говорить о метаисторическом осмыслении истории, которое оказывается крайне затруднительным даже для профессиональных историков, для которых исторический процесс носит линейный, плоскостный, а вовсе не стереоскопический, объемный характер.

Так, при самом беглом и поверхностном взгляде, видим игумена в заплатанной рясе и императора в роскошном одеянии; христианина и мусульманина; священнослужителя, никогда не державшего в своих руках оружия, и талантливого полководца, участвовавшего в сражениях почти с детских лет; отшельника и блестящего государственного деятеля; холостяка и владельца целого гарема; представителя европейской культуры и носителя восточных культурных ценностей… Этот перечень можно продолжить.


Акбар. Фрагмент миниатюры. XVII в.

Однако между Преподобным Сергием и императором Акбаром протянулась некая незримая, сокровенная нить, которую можно почувствовать только своим сердцем, открытым для непредубежденного и радостного познавания.
Эта протянувшаяся нить, при всем внешнем несходстве Преподобного и Акбара и несомненной разности судеб и характеров, делает их внутренне удивительно похожими, чтобы не сказать, равными друг другу. Ибо, несмотря на разделяющее их время, культурные ценности, социальное положение и национальные традиции, Святой Сергий и император Акбар обладали такими качествами характера, благодаря которым они и были призваны для решения эпохальных задач своих стран, задач, оказавшихся такими же удивительно близкими друг другу, как и сами носители этих миссий.

Начнем с того, что Преподобный Сергий (в миру Варфоломей ок. 1314 — 1391), волею судеб оказался современником Тимура (ок. 1336 — 1405), больше известного в России под именем Тамерлана (от тюркского Тимур-и-Ленг, т.е. Железный Хромец), который был предком Великого Акбара [1].
Уже это обстоятельство является достаточно многозначным. Сама эпоха, в которую жил Преподобный, была неспокойной, поскольку сопровождалась постоянными набегами и разорениями Руси как со стороны Золотой Орды, так и Тимура.

Неудивительно, что Россия отчаянно нуждалась в духовном лидере, способном прекратить междоусобицу князей, объединить Русь в единое мощное государство, чтобы суметь дать отпор внешним врагам и заняться мирным созидательным строительством.
Поэтому, если бы эту тяжелейшую ношу по объединению Руси не взвалил на свои хрупкие плечи и не выполнил Преподобный Сергий, Россия могла прекратить свое существование, так и не став государством, несущим всему миру, включая современную нам эпоху, добро и надежду на спасение. Ибо Русь времен Преподобного Сергия, раздираемая внутренними и внешними врагами, больше походила на лоскутное одеяло, когда каждый князек, не заботясь об общем благе, тянул лоскуток на себя.


М.В. Нестеров. Юность Преподобного Сергия. 1897

Как писала в этой связи Е.И. Рерих: «Страшны были татары, но еще страшнее и губительнее для Земли Русской были все еще продолжавшиеся раздоры между князьями. Как известно, некоторые из них в своем противодействии укреплению Московского великого князя вступали даже в союз с врагами – татарами и литовцами. Преподобный Сергий, вместе со Святителем Алексием и после него, всячески содействовал умиротворению таких раздоров и укреплению власти великого князя Московского» [2, с. 85].

Джелал-ад-Дин Мухаммад Акбар (1542 — 1605), будучи внуком царя и поэта Бабура и сыном императора Индии Хумаюна, родился, рос и мужал в такую же неспокойную эпоху. Развернувшаяся после смерти Бабура борьба за императорский престол между Хумаюном и его братьями, а также другими претендентами на трон, проходила на глазах маленького Акбара, который, подобно Святому Сергию, с детских лет видел кровь, разоренные междоусобицей города, предательства близких, но и мужество истинных воинов духа.
Л.В. Шапошникова пишет: «Всевластие и произвол мусульманских князей и индусских раджей поставили страну на грань катастрофы. Эпидемии чумы и холеры свирепствовали и в городах, и в деревнях. Северная Индия в это время напоминала Русь под татарским игом» [3, c. 180].

Можно сказать, что сама неспокойная, грозная, но по-своему величественная эпоха, в которой жили и Преподобный Сергий, и император Акбар, хотя и разделенная несколькими веками и тысячами километров, ковала их характеры, формируя мужество и стойкость в преодолении любых, самых трудных и непреодолимых препятствий. В Живой Этике в этой связи отмечено: «Каждое возрастание духа нуждается в отягощении обстоятельствами. Существует старинное предание, что из страданий человеческих рождаются драгоценные камни» [4, 38].

А поскольку жизнь не только Преподобного Сергия, но и Акбара, была полна лишений и тяжкого ежедневного труда, то это также способствовало не только возрастанию Духа, но и пониманию необходимости реализации той сложнейшей жизненной задачи, того предназначения, ради которого они и были воплощены на Земле.
Ибо, если задачей Сергия Радонежского было объединение и консолидация Руси, то подобная же задача стояла и перед Акбаром по объединению и консолидации Индии в такое же единое и мощное государство, каким должна была стать и стала Россия. Ведь не случайно сказано: «Единение – великая сила» [5, 18 февраля 1923].

Однако помимо объединения своих государств, на Преподобном Сергии и императоре Акбаре лежала и более весомая задача, точнее, метазадача, или сверхзадача, связанная с духовным пробуждением и продвижением своих народов по бесконечным ступеням эволюционной лестницы. Е.И. Рерих отметила: «Народ жаждет света, он жаждет духовной пищи, но пища эта должна быть чистой, и ризы новых духовных наставников должны стать действительно белоснежными, и они должны идти стопами Владыки Христа и стопами Его истинного Отображения на Земле, нашего великого Преподобного Сергия. Именно, Преподобный Сергий, приобщенный огню и огненному крещению, знал и знает природу Божественного Начала. Именно, Преподобный Сергий не был богословом и догматиком, но вся жизнь Его была подвигом подражания Христу в Его самоотверженном служении Родине и Миру» [6, с. 683 — 684].

Абу-л Фазл Аллами, будучи визирем и близким другом Акбара, в своей книге «Акбар-наме» прозорливо отметил: «Величие Владыки Века (т.е. Акбара. – Т. Р.) более заметно, когда он взваливает ношу целого мира и человечества на свою голову гения, и охраняет стада Земли от раздора, и приводит в порядок и завершает, властью своей мудрости, труд мира и человечества» [7, с. 34].

Преподобный Сергий строил храмы и монастыри, которые становились оазисами духовной жизни народа, куда стекались тысячи паломников в поисках духовной пищи, мудрого совета и благословения Святого Старца. Неудивительно, что Троицкая Обитель стала тем духовным центром России, где Преподобный Сергий, прозревая победу русского воинства и славное будущее России, благословил Дмитрия на великую битву. Он даже послал двух своих монахов (Александра Пересвета и Андрея Ослябю) в качестве не только духовной, но и вполне реальной помощи, хотя, как известно, монахам запрещается брать в руки оружие, тем более, сражаться и убивать. Но благословение Преподобного Сергия и присланные им монахи настолько вдохновили русское воинство, что эта тяжкая битва на поле Куликовом не только была выиграна, но и способствовала освобождению Руси от векового монгольского ига.

Можно сказать, что обретение свободы и независимости стало результатом формирования национального самосознания народа, что в свою очередь способствовало объединению России в единое государство, чему и содействовал Преподобный Сергий. Поэтому имя Святого Сергия навсегда связано не только с Куликовской битвой и с созиданием государственности России, но и с духовным пробуждением народа. Не случайно Н.К. Рерих писал: «Как бы ни болело сердце русское, где бы ни искало оно решение правды, но Имя Святого Сергия Радонежского всегда останется тем прибежищем, на которое опирается душа народа. <…> Опять далеко за пределами церковного подвига строительное и просветительное Имя Святого Сергия хранится в сердцах как драгоценнейший Ковчег духа. Хранится оно как прибежище народного сознания в трудные минуты мировых перепутий» [8, с. 234].

Император Акбар – талантливый полководец и бесстрашный воин – сумел объединить Индию в большое и сильное государство, в котором занимался мощным созидательным трудом и строительством. Акбар возводил города, дворцы и мечети, строил школы, больницы и дороги, думая о будущем своего народа. Акбар создал книжную мастерскую – китаб-хана, в которой переписывались и переводились книги, а также создавались прекрасные книжные миниатюры, несмотря на запрет ислама изображать людей и животных. Книжная миниатюра времен Акбара стала истинной жемчужиной искусства Великих Моголов, которая не утратила своей значимости и ныне, продолжая восхищать каждого, открытого к восприятию красоты.

Ради примирения существовавших в обществе религиозных противостояний Акбар отказал исламу в праве быть единственной религией, ведущей к познанию Бога, то есть Истины.
Л.В. Шапошникова пишет: «Случилось непостижимое. Император пошел против собственной религии, отказав ей в праве превосходства над другими. XVI век не знает подобных примеров, так же как не знает их и XX» [3, с. 192].
Можно только изумляться, что, вступив на престол мальчиком, Акбар за неполные пятьдесят лет своего правления сумел сделать для своего народа так много, что, по меткому замечанию Л.В. Шапошниковой, его потомкам понадобилось двести лет, чтобы все это разрушить.

Неудивительно, что Н.К. Рерих выражает слова своего глубочайшего уважения этому Великому Человеку сразу же после процитированных слов о Преподобном Сергии: «Не смешает со множеством славных имен народ Индии имя Акбара, собирателя, творца счастливой народной жизни. Народ не забывает и не припишет никаким умаляющим побуждениям широкие мысли великого объединителя Индии. В храмах индусских имеются изображения Акбара, несмотря на то, что он был мусульманин. <…> Для Индии Акбар является не просто властителем, но сознание народное отлично понимает, что он был выразителем души народной. Так же как и многие, священные в памяти, имена, он собирал и сражался вовсе не для личной ненасытности, но творя новую страницу великой истории» [8, с. 235].

Поразительно, насколько похожи приведенные слова, сказанные Н.К. Рерихом относительно Преподобного Сергия и императора Акбара! Если бы не имена, можно было бы подумать, что в обеих цитатах речь идет об одном и том же человеке. Так, и Преподобный Сергий, и Акбар Великий не стремились к власти и не держались за нее. Не случайно Святой Сергий категорически отказался от предложенной ему митрополичьей шапки, а Акбар тяготился императорской властью, полученной им в наследство.

В Живой Этике имеются удивительные строки:
«Когда Сергий из Радонеги уклонился
От престола Митрополита,
Когда Он стремился говорить со зверями,
Он все же остался строить дома Общежитий,
И Он сохранил около себя учеников.

Когда Акбар, названный Великим,
Слагал камни единения церкви,
Душа Его стремилась под дерево мудрости,
Где сходило Ему просветление,
Но Он все же остался на ступенях трона» [5, 23 сентября 1922].

Преподобный Сергий и Акбар Великий были носителями такой высокой нравственности, что стали служить живым примером для своих народов, символом совестливости, порядочности и справедливости. Не случайно Преподобный Сергий установил закон истинного общежития в монастырях русских, закон, который стал основой православного монашества, соблюдаемый и ныне, а Акбар, заботясь о своем народе, запретил детские браки, которые были бичом Индии. Акбар запретил также сати, то есть сжигание несчастных вдов на костре вместе с их умершими мужьями.

Именно эта высокая нравственность способствовала тому, что Преподобный Сергий и император Акбар стали духовными Вождями своих народов.
В «Гранях Агни Йоги» отмечено: «Творческой мыслью вождя движим народ в эволюцию. Истинный вождь народный чует течение эволюции и, зная законы ее, устремляет развитие страны по правильному направлению» [9, с. 141].

При этом и Преподобный Сергий, и Акбар Великий были удивительно простыми людьми в своей повседневной жизни. Подтверждением этого могут служить примеры, когда люди, приходившие к ним, не могли поверить, что заплатанную одежду носит духовный лидер России, а император Индии может быть простым и доступным для любого человека, пришедшего к нему со своей бедой.
Акбар, подобно Гарун аль Рашиду, даже переодевался в простое платье и ходил по базарам и улицам, чтобы узнать сокровенные чаяния и нужды своего народа для принятия законов, облегчающих жизнь обездоленных людей.

Преподобный Сергий, будучи отшельником, вел полуголодный образ жизни и спал несколько часов. Акбар, несмотря на роскошный двор и несметные богатства, ел один раз в день, причем в полном одиночестве, так как не любил шумных застолий, и спал три — четыре часа в сутки. И неважно, что один часто постился вынужденно, а другой сознательно, но сам факт аскетического образа жизни говорит о многом. Преподобный говорил о радости, а Акбар, когда чувствовал в ком-то огорчение, призывал музыкантов, чтобы своими гармоничными звуками они разбивали заразу печали и несли людям радость.

Е.И. Рерих писала: «Народ инстинктивно чуял, что вся жизнь Преподобного была самоотверженным служением во благо ближних. Народ чуял, что в сердце его звучала боль Мира, что он всего себя полагал на пользу Мира и тем зажигал свое прозрение» [2, с. 196].
Е.П. Блаватская отметила: «Император Акбар, царь Соломон Индии, по великой премудрости своей, величайший как и любимейший из могульских повелителей Индии и единственный из них, память которого дорога наравне как магометанам, так и индусам. Последними он еще более, может быть, любим, так как всегда выказывал пристрастие к ним. Акбар Великолепный, Благословенный, Акбар-любимец богов и “Краса престола мира”, вот прилагательные к его имени» [10, с. 292].

И Преподобный Сергий, и Акбар Великий творили непрестанную молитву об Общем Благе, и неудивительно, что оба были духовидцами, ибо Святому Сергию было Богоявление, а Акбару Великому – явление Серебряного Вестника.
Более того, легенды повествуют и о сокровенном Камне, который был как у Святого Сергия, так и у Акбара. Е.И. Рерих писала: «Нам довелось слышать в устной передаче предание, живущее среди народа, что таинственный схимник передал отроку Варфоломею и чудесный камень с указанием зарыть его в определенном месте» [2, с. 194].

Л.В. Шапошникова пишет: «И синтетическое духовное учение Акбара, и название – Братство – сокровенной организации, и наконец, упоминание о “волшебном камне”– все это отзвук в деятельности Акбара Гималайского Братства Учителей. Можно предположить, что Акбар выполнял миссию, связанную с космическими задачами самих Учителей на Земле» [11, с. 548].
И еще: «Метаисторический процесс, который стал формироваться Акбаром в Индии XVI века, вносил существенные изменения в сознание ее народов. Идея единства во многих направлениях жизни страны несла в себе новое сознание, способствующее укреплению государства и зарождению чувства национального самосознания»[11, с. 544 ].

После ухода с земного плана бытия оба были выброшены из своих могил, и единственная разница состоит в том, что если над могилой Акбара надругались в эпоху темного средневековья, то над мощами Преподобного Сергия – в «просвещенном» ХХ веке.
Н.К. Рерих писал: «Останки Акбара были выброшены из гробницы – ни в каких саркофагах не нуждается объединитель Индии» [12, с. 411].
И хотя мощи Сергия Радонежского были вновь обретены, однако слова Н.К. Рериха, сказанные об Акбаре, относятся и к Преподобному в том смысле, что глубочайшее почитание Святого Сергия находится в сердце каждого россиянина, также, как почитание Акбара Великого – в сердце каждого индуса.

На основе всего сказанного приходит все большее осознание, что такие понятия, как Запад и Восток, во многом являются условными не только в географическом смысле, ибо двигаясь все время на Запад, как известно, когда-нибудь можно оказаться на Востоке, и наоборот, но и в переносном. Россия является, безусловно, западной страной, но также и восточной! Не случайно Россия даже географически находится как в Европе, так и в Азии, как не случайно и то, что сотни лет находясь под татаро-монгольским игом, Русь не могла не впитать в себя те восточные влияния, культурные традиции Востока и восточный менталитет, носителями которых были завоеватели.

Однако и Индия времен Акбара Великого испытала на себе влияние западной культуры. Так, известно, что Акбар состоял в переписке с некоторыми правителями западноевропейских стран, при дворе Акбара находились представители самых разных религиозных конфессий и культурных традиций, в том числе, христианская миссия из Португалии. Более того, Е.П. Блаватская утверждает, что при дворе императора был и некий Васишта Аджанубаху, то есть Василий Долгорукий, который какое-то время был гуру Акбара Великого [10, с. 293]. Эту информацию подтверждает и Н.К. Рерих [12, с. 581].

Таким образом, все это говорит не только о взаимовлиянии и взаимопроникновении Запада и Востока, но и о том, насколько близкими были Преподобный и Акбар, несмотря на разделившее их время.
В «Гранях Агни Йоги» отмечено: «Так Мы Делим человечество на рабов и свободных. В духе – свобода и рабство. Свобода одна – свобода от цепей материального мира. Не проста эта свобода. Надо любить Землю, жизнь и людей, понимать ценность плотной эволюции и в то же время иметь свободными крылья. Соломон, Сергий, Акбар Великий и другие Были свободные духом, свободные в духе, и власти над ними не имела Земля» [13, с. 508].

Разве эти слова не говорят о том, что оба, и Преподобный Сергий, и император Акбар были не только воинами духа свободными в духе, но и носителями Огня, Огненной природы, которую не могли не ощущать окружающие их люди. Именно благодаря этой Огненной природе, и Преподобному Сергию, и императору Акбару удалось не только объединить свои государства, но и оказать труднопереоценимое влияние в деле просвещения и духовного развития своих народов.
Более того, и Преподобный Сергий, и Акбар Великий самым непостижимым и загадочным образом продолжают хранить народы России и Индии, оказывая мощное духовное влияние на все человеческое общество в целом.

Т.С. Расулова, кандидат философских наук, г. Ташкент

Литература и примечания:

1. Великий Акбар был правнуком Тимура по прямой линии в седьмом поколении.
2. Рерих Е.И. Преподобный Сергий Радонежский. – В кн.: Рерих Е.И. Путями Духа. М., 1999.
3. Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Кн. 1. Мастер. М.: МЦР, 1998.
4. Учение Живой Этики. Иерархия.
5. Учение Живой Этики. Листы Сада Мории. Зов.
6. Комментарии Е.И.Рерих к «Письмам Махатм». – В кн.: Письма Махатм. Самара, 1993.
7. Абу-л Фазл Аллами. Акбар-наме. Кн. 1. Самара, 2003.
8. Рерих Н.К. Душа народов. – В кн.: Рерих Н.К. Твердыня пламенная. М., 1999.
9. Грани Агни Йоги. 1961 г. Новосибирск: Алгим, 1994.
10. Блаватская Е.П. Из пещер и дебрей Индостана / Послеслов. А.Н.Сенкевича. М., 1991.
11. Шапошникова Л.В. Великий Император. – В кн.: Шапошникова Л.В. Земное творчество космической эволюции. М.: МЦР, 2011.
12. Рерих Н.К. Листы Дневника. В 3 т. Т.3. М.: МЦР, 2002.
13. Грани Агни Йоги. 1955 г. Новосибирск: Алгим, 2010.          

(Visited 6 times, 1 visits today)

Добавить комментарий